Убийстов на ГЭС-2

Жестокое убийство на ГЭС-2. Подросток 17 раз ударил ножом одноклассника

Зарезал, разможил голову, 17 колото-резанных ран. Начало прошлого года запомнилось тремя жестокими убийствами подростков.  Недавно завершилось судебное рассмотрение по одному из дел.

“Здесь Влад сядет”, – Ирина суетилась, заняв стул в кабинете судьи. В Аламудунском районном суде как обычно аврал и не хватает залов судебных заседаний. Чтобы не откладывать рассмотрение, процесс было решено провести в кабинете судьи Ж.Аттокурова. Когда конвоиры завели обвиняемого, мать с сыном поместились на одном сиденье. Женщина крепко обняла сына, вцепилась в него, словно хотела этим показать – «не отпущу».

Мать Влада Федорова имеет возможность обнять сына, поговорить с ним. Пусть даже и в колонии для малолетних преступников или во время судебного процесса. У матери Юры Преображенского, оставшегося 15-летним подростком, такой возможности уже нет, и не будет. Все что у нее осталось – это воспоминания и фотоснимки. А еще холмик земли на кладбище и все. Жизнь до и после того рокового вечера 21 мая минувшего года.

Зачем вы, мальчики, друг друга убиваете?

В начале прошлого года в селе Беловодском 17-летний подросток зарезал соседского мальчишку, спрятал труп, потом якобы искал со всеми. Причина убийства – недорогой сотовый телефон. Всего лишь.

Зверское убийство в Канте и вовсе было похоже на жуткую фантасмагорию. 15-летний последователь популярного персонажа крипи-пасты Джеффа – киллера, размозжил голову ровеснику металлическим швеллером и для верности нанес два ножевых удара в область горла. Просто так из личной неприязни. Потому что в школе обижали. Правда, другие ребята, постарше. А затем вирус подростковых убийств достиг и пригорода столицы.

21 мая на улице Чугуева напротив дома №58 был обнаружен истекающий кровью подросток. Первой неладное заметила пятиклассница, оказавшаяся на улице поздним вечером. Парень в серой куртке и глубоко надвинутом на лицо капюшоне наносил удары по телу подростка, лежащего на краю проезжей части. Девочка даже расслышала мольбу жертвы: «Брат, я больше не могу – я умираю». Напуганный ребенок поспешил зайти домой и сообщить взрослым. Через 15 минут, оказавшиеся на месте происшествия свидетели вызвали карету скорой помощи. Подросток, теряя силы от сильной кровопотери, вызванной многочисленными ножевыми ранениями, звал маму. Живым до больницы медики Юру не довезли. 17 колото-резанных ран, нанесенных убийцей не оставили шансов.

Случайные припозднившиеся прохожие указали направление, в котором скрылся предполагаемый убийца в серой куртке с капюшоном. Парень направился в сторону СТО, где и «засветился» на камере видеонаблюдения. Правда, лицо в объективе камеры распознать оказалось невозможно. Довольно размытый фокус лица, старательно скрываемого капюшоном, обработать и сделать пригодным для идентификации, несмотря на дальнейшие усилия заинтересованных лиц, так и не удалось. Зато практически без труда следствие, отработав круг общения подростков, вышло на след убийцы. Оказалось у кровопролитной расправы есть свидетель – друг и одноклассник погибшего Юры.

Оперативники разговорили подростка, пребывавшего в состоянии шока после случившегося, и выяснились события последнего для Преображенского вечера.

Около девяти часов вечера Алмаз (имя изменено) и Юра встретились возле компьютерного клуба. Им, по сути, еще детям, хотелось опробовать новый мобильный телефон. Мальчишки снимали ночное видео, катались на велосипеде, пили любимую «Кока – колу», пока не встретили одноклассника Влада Федорова. Подросток предложил пройти на поляну возле гаражей для разговора. Алмаз слышал словесную перепалку Влада и Юры, изучая интерфейс новой сотки, но не придавал особого значения. История конфликта была не нова и не раз обсуждалась между приятелями. Юра упрекал Федорова в недостойном поведении во время «разборок» с подростками из энесайского жилмассива, когда Влад, бросив друзей трусливо сбежал. Когда разговор зашел на повышенных тонах, Алмаз оторвался от мобильного телефона и взглянул в сторону одноклассников. Лезвие ножа дважды мелькнуло в темноте в руке Федорова над сидящим на корточках Юрой. Испугавшись, Алмаз бросился со всех ног, не разбирая дороги с места происшествия. Раненый Юра тоже пытался спастись…

«Если виновен – пусть сидит!» –

Говорила мать Влада Федорова – Ирина при нашей первой встрече, но чем дальше шло судебное разбирательство, тем меньше ей хотелось верить в его виновность. Теперь, после вынесения обвинительного приговора, то есть доказанности вины в содеянном преступлении, не верит совсем. Ее, как мать, конечно, понять можно. Кому хочется признавать, что сын стал зверем? На моей практике судебной и криминальной хроники не было подобного ни разу. Все доказательства вины драгоценного чада провозглашались сфальсифицированными, показания выбитыми, а улики подброшенными. Иначе как с этим жить? Проще и удобнее обвинить следствие и суд в предвзятом отношении, чем создать нормальные условия жизни для сына, как в случае с Владом.

“Да что уж там – семья неблагополучная! Владик давно на учете в милиции стоит, с бабушкой конфликтует, родители в разводе и вместе давно не живут”, – просветила соседка Лола. Едва мы переступили порог дома, где проживал Влад, то убедились в этом сами.

Нас, как ни странно, ждали в этом доме, больше похожем на притон. Квартира барачного типа с отдельным входом на улице Молодежная. Две комнатенки и кухня – тамбур. В одной комнате обосновалась бабушка с собакой бойцовой породы, а в другой – двое взрослых мужчин и подросток. По словам отца Влада спали они вместе, на одном диване с Ириной.

Разбросанные всюду вещи владельцы жилища объяснили недавним обыском и ментовским беспределом, после которого, дескать, в комнате царит бардак. Хотя, насколько мне известно, после обыска наводить порядок дома отнюдь не запрещается. Да и горы грязной посуды с засохшими сталактитами остатков еды и плесени, расставленной на кухне, вряд ли остались после визита сотрудников правоохранительных органов. Зато сразу стало понятно, почему Влад проводил большую часть времени в торговом павильоне, а не дома. Антисанитария, беспорядок и пьющие домочадцы – из такого дома хочется бежать.

И уверения отца подростка, дескать, он зашел домой около 21.30 и больше на улицу не выходил, воспринимались крайне скептически. И кто из них крепко спал – вопрос, конечно, спорный. Стойкий запах перегара ставил под сомнения адекватность восприятия времени и событий того вечера. Такое же амбре сопровождало родителя обвиняемого в здании суда…

Наверно поэтому обвиняемый не производил впечатления «домашнего» ребенка и к объятиям матери был равнодушен. Безразличен остался и к невнятному выступлению гособвинителя, запросившему 9 лет лишения свободы.

Суд первой инстанции, изучив материалы уголовного дела, признал Владислава Федорова виновным в убийстве одноклассника с особой жестокостью. Подростку назначено наказание в виде 10 лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии для несовершеннолетних преступников, где вирусом жестокости заражены почти все ее обитатели.

Элина Федько

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться

Добавить комментарий