Я знал, что буду гастарбайтером

“Я знал, что буду гастарбайтером”. История кыргызстанца, уехавшего на заработки в 18 лет

Миграция населения за все годы независимости Кыргызстана стала совершенно обыденным и нормальным явлением. В каждой третьей кыргызской семье есть гастарбайтеры, которые находятся на заработках за рубежом, либо те, кто себя к этому готовит и заранее знает, что будет работать за пределами страны как только ему или ей исполнится 18 лет.

На сегодняшний день более 20% кыргызстанцев работают за рубежом – это от 650 до 750 тысяч граждан.

19 февраля. Вечерний рейс Бишкек–Екатеринбург. В аэропорту «Манас» гражданам предлагают приобрести сим-карты российских сотовых операторов, все жадно их раскупают.

Полный самолет людей и каждый летит в Екатеринбург по своим делам. Спустя три с половиной часа полета всех нас ждал паспортный контроль. У кабинок растянулись длинные очереди из моих соотечественников. Даже как-то спокойнее среди своих земляков.

Прилетели. Сотрудник таможни аэропорта «Кольцово» громко объявил: «Граждане Российской Федерации и Беларуси, пройдите в другую часть зала для прохождения паспортного контроля», и большая часть прибывших со мной людей перешла в указанную зону.

Остальные остались в зоне для граждан стран Таможенного союза. Были и те, кто, как и я, впервые оказались в этом городе. Ожидая паспортного контроля, я внимательно наблюдала за людьми, видимо, это у меня профессиональное.

Передо мной стояли два молодых парня, явно недавно окончивших школу. Оба выглядели очень просто – болоньевые куртки, приспущенные с плеч, шапки, приподнятые на макушки, как обычно их носят многие приезжие парни, в руках несколько телефонов, в которые они пытаются вставить купленные еще в Бишкеке сим-карты. Мне не удалось их сфотографировать.

Они оживленно общались. С моим уровнем знания кыргызского языка я поняла, что их должна встретить старшая сестра одного из парней, второй, не скрывая, переживал за то, получится ли у них все.

С наглостью, свойственной журналистам, я обратилась к ним с вопросом: не помочь ли им разобраться с сим-картами, так как они не могли подключиться к номеру и вайфаю. После чего завязалась беседа.

Оказалось, что Чынгыз и Кыял прилетели в Екатеринбург из Кадамжая (летели через Бишкек), чтобы работать. Обоим по 18 лет, в прошлом году закончили школу. Их родители и родственники остались в Кадамжайском районе Баткенской области.

Я знал, что буду гастарбайтером

Чынгыз взял на себя ответственность отвечать на мои вопросы, Кыял почти не говорит по-русски.

Сначала парни с большой осторожностью общались со мной, Чынгыз нехотя отвечал на мои вопросы, видимо встреча и разговоры с незнакомыми людьми не входили в их планы. Но потом разговор стал более оживленным.

– Так вы прилетели работать сюда, а кем? – начала я расспросы.

– Да, здесь мы будем работать. – ответил за двоих Чынгыз.

– А вас кто-то встречает? Вы уже запланировали, где будете работать?

– Да, здесь уже несколько лет живет моя старшая сестра Акылай. Она работает старшим консультантом в магазине одежды. Она должна была нам найти место работы. Я знаю, что пока первое время буду работать с ней – им нужны грузчики товара. А потом хочу пойти на стройку, там платят больше, – ответил Чынгыз.

Он в семье старший сын после сестры, после него есть еще два младших брата, но они еще школьники. Родители Чынгыза занимаются садоводством, живут в приграничном районе. Там это один из самых популярных способов зарабатывания денег. Выращенные в садах фрукты и ягоды реализуются в Узбекистане.

Сразу после школы Чынгыз не стал никуда поступать, он знал, что он поедет работать в Екатеринбург к сестре.

– А вы где-то учитесь? Или пока отложили на другой раз? – спрашиваю я.

– Пока не буду учиться. Нужно работать, потому что даже на мою учебу у родителей нет денег, положение не очень хорошее. Поэтому я сразу знал, что полечу к сестре, чтобы работать, буду гастарбайтером, а потом уже буду учиться. Сейчас хочу помочь родителям и младшим братьям, чтобы хотя бы они смогли потом получить образование. Мой отец тоже долгое время работал в Москве, но у него не было документов, регистрации и теперь он находится в черном списке, поэтому выехать не может, да и возраст у него уже не тот  – ему 65 лет.

– А как же вы готовились к отъезду сюда? У вас ведь было время до февраля на курсы какие-нибудь пойти или еще что-то.

– Я после школы работал на полях, у нас там все школьники летом работают, чтобы заработать себе на одежду к школе или телефон. На юге очень редко выпадает снег. Иногда идет, но нет такого, чтобы он долгое время лежал, быстро тает, поэтому там всегда люди занимаются землей.

– Ясно. Тогда вам нужно рассмотреть работу, связанную с земледелием, наверняка, здесь есть предприятия, специализирующие на этом.

– Мы с другом будем первое время работать с моей сестрой, в магазине – грузчиками. Нам нужно немного освоиться здесь, потому что я никогда не был за границей. Мой друг еще плохо говорит по-русски и практически ничего не понимает и для него быть одному проблематично.

– А вы вообще когда-нибудь задумывались, что вам придется быть вдали от дома на заработках?

– Нет, я начал это понимать в последнее время. После 9 класса я хотел поступить в колледж и переехать в Бишкек, но тогда моя сестра училась там, а отец был в Москве. Я не мог оставить маму с братьями, у нас ведь большой сад, за которым нужно ухаживать…. И вот так было принято решение, что мне лучше остаться и доучиться до 11 класса. Потом вернулся отец, сказал, что больше не сможет приезжать в Москву и нужно как-то решать эту проблему. Первой поехала сестра, через два года я.

– А почему именно Екатеринбург? Ведь в Москве больше перспектив.

– Когда моя сестра решала – куда лучше полететь, она думала или Москва, или Екатеринбург, и выбрала именно этот город, потому что здесь очень много наших соотечественников, кыргызских диаспор, а также консульство. Очень хорошо поддерживают мигрантов.

– Кстати, да. А вы сейчас и вообще до прилета сюда испытывали волнение, страх?

– Да, но вы знаете, я больше переживаю за родителей, которые остались дома… Я ведь был главным помощником в семье. Я понимаю, что это необходимость, и моя сестра была вынуждена бросить учебу и уехать на заработки. А еще я переживаю за друга [Кыяла], ведь его родственники его отправили вместе со мной, вернее потому, что у меня здесь сестра и я как бы в ответе за него. В любом случае это лучше, чем ехать в город, где нет вообще никого из твоих близких или даже знакомых.

К этому моменту подходила очередь Чынгыза идти на паспортный контроль. Стоит отметить, что мы длительное время простояли в очереди, чтобы пройти контроль – больше часа.

Напоследок Чынгыз отметил, что не видит ничего плохого в том, что очень много кыргызстанцев вынуждены уезжать. “У нас в стране, мне кажется, сложно чего-то достичь если у вас нет связей. Очень много бедняков, вернее тех, кто как-то просто существует, работает и получает очень маленькие деньги. Много пьющих… Я пока не могу получить образования, потому что нет такой возможности… И таких как я много. Надеюсь, у меня все получится”, – сказал Чынгыз.

– Желаю успехов! – сказала я соотечественникам, на минутку задумавшись о том, а смогла бы я так…

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться

Добавить комментарий