Потерянное детство. Как трудовая миграция лишила детей самого главного  

Сегодня, 18 декабря, отмечается Всемирный день мигранта. В Кыргызстане не понаслышке знают о том, что такое миграция и работа на чужбине. На сегодняшний день более 700 тысяч кыргызстанцев трудятся за рубежом. И пока власти страны радостно заявляют о том, что переводы мигрантов с каждым годом увеличиваются, здесь, на родине без родительского внимания и ласки страдают их дети.

«Спрут» рассказывает историю девочки, которой пришлось пережить тяготы расставания с самым близким человеком.

Мама присылала деньги, а тетя их забирала себе

Алине 15 лет, и она с ужасом вспоминает то время, когда ей и ее старшей сестре приходилось жить у родственников, пока мама была на заработках в России.

— Наши родители развелись, когда мне было 9 лет. Отец ушел в другую семью, а мама переехала с нами в Бишкек, не захотела оставаться в Джалал-Абаде.

Первое время в столице нам помогали родственники мамы, но это продлилось не долго. После тщетных попыток поработать в городе, маму позвали на заработки в Россию. Будучи в Бишкеке, она быстро выучилась на швею, потому что знала: там в чужой стране, ей не на кого рассчитывать.

Нас было решено оставить на попечение тети – родной сестры мамы. Семья тети, к слову, жила в достатке, у них был большой дом в центре города. Нам с сестрой казалось, что мы станем частью ее семьи. Но не тут-то было.

Прошло два месяца после маминого отъезда, и она хотела выслать деньги, чтобы мы могли купить необходимые вещи к зиме. Но из-за того, что ни у меня, ни у сестры не было на тот момент паспорта, деньги взяла тетя. Если бы мы знали, что денег нам не видать… Но это было не самое страшное.

 Не позволяли сесть за общий стол…

Тетя, да и вся ее семья быстро привыкли к тому, что в доме появились «лишние руки». С тех пор, как мы начали жить с ней на нас с сестрой было все хозяйство в доме. А дом, напомню, был немаленький.

Пока я была на уроках, сестра оставалась дома. После обеда на пост вступала я. Слово «пост» я употребила не просто так. Это действительно была некая армия для нас. Все в доме должно быть начищено до блеска. Ужин тоже был на нас, точнее на сестре, потому, как готовить я еще не умела.

Мы понимали, что эти люди нас приютили и мы были обязаны «платить» им за это, но ситуация обретала все более жестокие оттенки. Как-то раз мы накрывали на стол, пригласив всех на обед, и тоже стали усаживаться. Но эта женщина, которая зовется тетей, сказала нам подождать, пока они доедят или пойти покушать в другой комнате. Неужели мы были так противны ей?

В тот день я впервые плакала взахлеб, от той несправедливости, которая с нами происходила. Позвонив маме, мы услышали: «Потерпите, это ведь моя сестра, что я могу ей сказать?». Земля ушла из-под ног.

Побег

После жутких унижений и наших продолжающихся истерик по телефону, маме ничего не оставалось, как приехать. Мы на тот момент не видели ее почти год. Как и не видели денег, которые она нам присылала. Тетя забирала большую их часть себе, а нам советовала экономить. Страшно вспомнить, но на дворе стояла зима, а у нас на ногах были изношенные ботинки, в которых можно было щеголять разве, что ранней весной. Но на следующий день нам позвонила мама и сказала, что ее не отпустили на работе и нам придется подождать еще месяц, а может и два.

За тот прошедший год моя успеваемость в школе сильно упала. Еще бы, я приходила вечером и сразу шла смотреть за маленьким сыном тети. На уроки не оставалось ни времени, ни сил. Для меня главной опорой была сестра, а для нее – я. Только это помогало окончательно не уйти в себя. Но последний случай заставил нас в миг повзрослеть и понять: мы здесь никому не нужны.

Когда сестра возвращалась с рынка, ее сбила машина. Водитель уехал, оставив ее на дороге. Прохожие вызвали врачей. Я была дома, когда тете позвонили из больницы. Но она даже не поехала к сестре. Отправила меня. Придя в больницу, я увидела, что вся одежда сестры была в крови, мне стало плохо. Сестра была в сознании и плакала так, как не плакала никогда.

Когда ее выписали, мы решились на побег. Сестра договорилась с водителями междугородних такси, чтобы нас доставили в Джалал-Абад, к родителям отца. У бабушки с дедушкой мы прожили месяц, пока мама не забрала нас к себе. В России нас с сестрой устроили в школу, где мы успешно проучились. Сейчас я, мама и сестра живем в Бишкеке и надеемся, что больше ничто не заставит нас расстаться.

Выбор не в пользу детей

«В Кыргызстане большое количество детей, которые испытывают большие психологические страдания от того, что родители оставляют их на воспитание родственникам и даже знакомым. Ни один ребенок не хочет оставаться без родителей, но последние часто вынуждены делать выбор не в пользу своих детей. И как показывает практика, дети часто становятся жертвами различного рода насилия. 90% случаев социального насилия совершается со стороны родственников. 127 из 600 случаев сексуального насилия также совершаются близкими. Поэтому нет никого беспомощнее, чем ребенка, оставленного собственными родителями», – говорит правозащитница, глава ОФ «Лига защитников прав ребенка» Назгуль Турдубекова.

И на последок, буквально на днях в Таласской области повесился ученик девятого класса. Мальчик совершил суицид в доме у бабушки с дедушкой, гдеон проживал пока родители находились на заработках за рубежом.

29 ноября восьмиклассница по имени Эльвира выпрыгнула со строящегося здания в городе Токмак. Девочку также оставили на воспитание бабушки с дедушкой в то время, как мама погибшей работала в России. И такие случаи, к сожалению, происходят все чаще.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться

Добавить комментарий