Люди для битья. Представители ЛГБТ о том, как несладко им живётся в Кыргызстане

Люди для битья. Представители ЛГБТ о том, как несладко им живётся в Кыргызстане

Ни для кого ни секрет, что тему ЛГБТ в Кыргызстане обсуждать не любят, а уж тем более не хотят знать о проблемах, с которыми его представители сталкиваются.

Но проблемы эти есть. Представители ЛГБТ в Кыргызстане жалуются на негативное отношение к ним, которое усиливается с каждым годом.

Косые взгляды, трудности в поиске работы, публичные унижения, побои – это лишь часть того, с чем приходиться иметь дело этим людям. Несколько представителей сообщества рассказали редакции Sprut.kg о неприятных ситуациях и высказываниях, с которыми они сталкиваются.

Ильгиз, гей:

“Менталитет наших граждан изначально построен на пропагандировании гомофобии. С каждым днём она всё сильнее давит на ЛГБТ-круги и делает нашу жизнь в Кыргызстане невыносимой. Придраться могут даже из-за прически. К примеру, если днём по улице пройдёт мужчина с длинными или крашеными волосами, то ему в лицо могут крикнуть: «Фу, п****! Как тебе не стыдно?»  А ночью даже избить…”

Анастасия, лесбиянка:

“Когда меня на улице называют п********, я очень сильно обижаюсь…”

Артур, гей:

“Меня выгнали из дома. Отец с матерью сказали, что геи – не люди, их надо убивать, что мы – мусор и твари. Поэтому пришлось уйти…”

Айсулуу, лесбиянка:

Я прикрепила к резюме своё старое фото, на котором я с длинными волосами. Первые два этапа собеседования проходили через соцсети и я прошла их успешно. Третий этап – личная встреча. Мне позвонила менеджер и сказала, что они решили взять именно меня, а в офис нужно приехать для формальности. Но когда я зашла в офис, буквально через 15 секунд услышала: «Извините, вы нам не подходите. До свидания!» Как я поняла, это была реакция на мою короткую стрижку, маскулинную походку и стиль одежды”.

Ася, квир:

“В нашей стране люди даже не знают кто такие гендерквиры. Мы – те, кто не идентифицирует себя с женским или мужским полом, также, как и остальных людей. Но мы не агендеры. Непонимающим людям объяснять бесполезно. Как только они слышат, что твоя сексуальная ориентация не является традиционной, могут сразу закричать в лицо: “Фу, так ты лесбиянка! А мы думали ты нормальная!” Или постоянно пытаются исправить, когда ты намеренно говоришь о себе то в женском, то в мужском роде.

А ещё бесит, когда говорят: найди себе нормального парня. Я всегда отвечаю: а почему не человека какого-либо из других полов или ориентаций? Видели бы вы эти полные отвращения лица… Живётся нелегко, но мы готовы бороться за свои права, ведь мы такие же люди, как и все!”

Илона, транс-девушка:

“В данный момент я живу в убежище для тех, кто попал в сложную жизненную ситуацию. Я оказалась здесь из-за сотрудников правоохранительных органов, которые преследовали меня за то, что я была секс-работницей. В ближайшие недели собираюсь уезжать в Москву, а оттуда уже в Грузию, чтобы просить там убежища, потому что здесь мне не дают нормально жить правоохранительные органы и родной брат”.

Аскар, гей:

“Мои родители случайно прочли мои переписки с парнем и узнали, что я гей. Они хотели меня избить и выгоняли из дома. Сказали, что я должен встать на правильный путь и начать читать намаз, потому что позорю всю нашу семью”.

Дарья, лесбиянка:

“Когда все в моём колледже (в том числе преподаватели) узнали, что моя ориентация не такая как у всех, отовсюду поползи сплетни. В колледже я училась за счёт спонсорского фонда, а они – люди верующие – этого просто не принимают. Директор фонда сказала мне: «Мы знаем, что у тебя проблемы с ориентацией. Ты должна измениться и стать нормальным человеком. Ты должна начать ходить в церковь! И отращивай волосы заново! Девушка должна ходить с длинными волосами!»

Я знала, что это конец и договор со мной они расторгнут, поэтому сказала, что проблем с ориентацией не бывает и что я не собираюсь меняться, ведь эта жизнь – моя собственная. Я не стала ждать отчисления из колледжа и ушла сама, хотя учиться оставалось всего полгода. Сейчас у меня есть только аттестат об окончании 9 классов и работать приходится там, где берут без образования. И много там точно не заработаешь…”

Макс, гей:

“Однажды ночью я гулял со своим знакомым тоже из ЛГБТ-круга. К нам подошли двое парней плотного телосложения и в грубой форме потребовали позвонить с нашего телефона. Мы сказали, что телефонов ни у кого из нас нет. Тогда эти двое начали нас преследовать, потом остановили, стали унижать, обзывать “гомосеками”, а затем избивать нас. Мой знакомый успел убежать, а я – нет. Меня сильно испинали ногами, разбили всё лицо и отобрали телефон”.

Кристина, лесбиянка:

“Год назад мой брат прочитал мои переписки с девушкой и начал кричать на весь дом: «Фу! Она лесбиянка!», чтобы услышала вся семья. Родственники в это не поверили, а вот брат по сей день унижает меня, присылает смс с угрозами и больше не признает своей сестрой.  Вот так за одну секунду я потеряла самого близкого друга. А из дома пришлось уйти. Уже почти год живу со своей девушкой”.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться

Добавить комментарий