Свобода интернета в Кыргызстане

Лайк или дизлайк. Есть ли свобода интернета в Кыргызстане

В 2017 году в Кыргызстане возбудили по меньшей мере 12 дел за публикации в социальных сетях и интернет-изданиях. По этим делам с ответчиков требовали в общей сложности 52 миллиона сомов компенсации морального ущерба.

Согласно последнему отчету Freedom House «Свобода интернета 2017» Кыргызстан набрал 37 баллов из ста – чем меньше баллов, тем выше свобода интернета. Эту планку страна держит последние два года и это худший показатель за последние 7 лет. Лучший – 34 балла – был в 2014 году, все остальные годы республика стабильно набирала 35 баллов.

Кыргызстан по-прежнему находится в списке стран с частично свободным интернетом.

В законодательстве страны нет понятий «интернет», «Facebook», «блогер» или «лайки». Однако судебные разбирательства в отношении пользователей социальных сетей проходят весьма успешно и чаще всего не в пользу последних.

>> Миллионные иски к СМИ. Слово за парламентом 

Парламент Кыргызстана не раз пытался провести законопроекты, регулирующие интернет-пространство, однако ни один документ не находил поддержки.

«Все эти законодательные инициативы по ограничению свободы слова в интернете приходят к нам из России, где принимаются ужесточённые нормы в отношении пользователей, и мы видим, что в регионе Таможенного союза, в том числе Казахстане, точно так же ужесточаются нормы по пользованию соцсетей.

Сколько бы общество и международное сообщество не пытались привлечь внимание к этой проблеме, судьи и прокуроры в Кыргызстане продолжают исполнять политзаказ и давление на свободу слова перетекает в том числе на социальные сети», – считает правозащитница Динара Ошурахунова.

По ее словам, конституция страны дает право гражданам Кыргызстана собирать и делиться информацией любого рода, если это не наносит угрозу национальной безопасности, либо государству.

Однако, по словам экс-главы Совета по отбору судей Шамарала Майчиева, попытки некоторых депутатов привлечь к ответственности граждан за недостоверную либо порочащую честь информацию вполне подкреплены.

>> Зона доступа. Какие законы регулируют интернет в Кыргызстане и зачем нам киберцензура

«Когда человек говорит другому о том, что он козел, то это – частная ссора. Но если конфликт перетекает в массовую среду, и оскорбления в адрес этого субъекта слышит большее количество людей, то это факт распространения. И если оскорбитель не может подтвердить эти сведения, то пусть несет ответственность», – считает Майчиев.

Права человека

Соцсети, блогеры, СМИ

В конце декабря прошлого года Дастан Бекешев предложил внести поправки в Гражданский кодекс. По его мнению, необходимо указать форму, порядок и способ опровержения сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию гражданина, в Интернете, газетах и журналах, на телевидении и радио.

«Если порочащие сведения размещены в Сети и публикация доступна для неопределенного круга лиц, то опровержение должно быть общедоступным, что не позволит распространителю порочащих сведений публиковать опровержения и извинения со статусом «для себя» или «для друзей», который используется в социальных сетях», — пояснил Бекешев.

>> Будущее интернета в Кыргызстане, или Почему блокировки — не панацея

Законопроект устанавливает и минимальную сумму компенсации: не ниже 200 расчетных показателей или 20 тысяч сомов. За исключением случаев, если потерпевший потребовал меньшую сумму.

Документ вызвал возмущение у кыргызстанцев. Впрочем сам депутат уверен, что его законопроект никого не ущемляет.

В марте 2017-го Дастан Бекешев и депутаты от фракции «Республика-Ата-Журт» Акылбек Жамангулов и Алтынай Омурбекова предложили называть «блогерами» владельцев интернет-страниц, «доступ к которым в течение суток составляет более одной тысячи пользователей».

При этом неясно, что парламентарии подразумевали под «доступом» ― подписчиков и друзей или количество просмотров интернет-сайта.

Помимо того, что депутаты хотели, чтобы блогеры размещали на своей странице фамилию, инициалы и электронный адрес, законопроект также обязывал их:

  • проверять соответствие размещаемых сведений действительности;
  • не распространять материалы с публичными призывами к совершению терактов и публичным оправданием терроризма;
  • не распространять материалы, пропагандирующие порнографию, насилие и жестокость;
  • не использовать нецензурную брань;
  • не допускать распространение информации о частной жизни гражданина;
  • соблюдать права и законные интересы граждан и организаций, в том числе честь, достоинство и деловую репутацию граждан, деловую репутацию организаций.

В документе также было прописано, что необходимо упорядочить деятельность интернет-ресурсов, размещающих новости и общественно важные события, чья деятельность не приравнена к статусу СМИ.

>> Веб-констебли, сбор информации и СОРМ. Как регулируют интернет в мире

Это не первая попытка регулировать деятельность интернет-ресурсов. Два года назад, в октябре 2016 года, Бекешев уже предлагал ввести регулирование “электронных СМИ” и разработать требования “по подаче объективной информации”.

За 26 лет существования закона «О СМИ» власти страны еще дважды предлагали приравнять интернет-издания к средствам массовой информации.

Первая попытка была в 2007 году. Инициаторами были депутаты фракции “Ак-Жол” Алишер Сабиров и Алишер Мамасалиев.

В конце 2014 года Министерство юстиции предлагало регистрировать интернет-издания в качестве СМИ, чтобы они получили “все права”, которые есть у средств массовой информации в стране.

>> Что такое персональные данные и как не дать их заполучить

СМИ или не СМИ, но отвечать придется в полном объеме

И хотя интернет-издания официально не являются СМИ в Кыргызстане, они в полном объеме выступают в качестве ответчиков в различных судебных процессах. Так же, как и пользователи Facebbook или « Одноклассники».

По словам юриста «Института медиа полиси» Алтынай Исаевой, закон всегда позволял привлекать к ответственности пользователей сети, прилюдно оскорбляющих оппонентов.

«У нас есть гражданский кодекс, есть статья 18 «О защите чести и деловой репутации», которая всегда была и работала. Единственный момент в том, что раньше интернет не был настолько развит. Раньше чаще всего по этой статье подавались иски в отношении периодичных печатных изданий, телевидения и радио. С течением времени, социальные сети стали популярнее, и эта статья успешно работает и в отношении интернет-ресурсов.

И практика показывает, что наше действующее законодательство позволяет привлекать их к ответственности», – говорит Исаева.

Но по ее словам, у подобных исков есть и множество подводных камней.

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться

Добавить комментарий