Элина Глазунова: Работа с детьми с синдромом Дауна – это мой человеческий долг

Ежегодно в мире один ребенок из тысячи рождается с синдромом Дауна. Эта статистика одинакова в разных странах, климатических зонах и социальных слоях. Она не зависит от образа жизни, здоровья или национальности.

В Кыргызстане фотограф Элина Глазунова пытается менять отношение общества к “солнечным” детям и устраивает показы мод с их участием.

В детстве я хотела быть то дизайнером, то хирургом, то открыть свою точку быстрого питания…  Но я всегда мечтала по-крупному: если хирургом, то самым ценным и умелым; если точка питания, то по всему миру.

А в 12 лет я впервые взяла в руки фотоаппарат. Мы с моей сестрой устраивали фотосессии и результаты часто так ее восхищали, что я продолжала заниматься этим.

Она подтолкнула меня пойти в школу фотографии, где я вдохновилась и решила зарабатывать на этом деньги. Хотя в самой школе посчитали, что я недостойна сертификата фотографа.

Я всегда старалась фотографировать не как все и никому не подражать. Никогда не нравилось много ретуши на фотографии, мне кажется, что достаточно просто уметь ловить свет и настраивать фотоаппарат. Ну и, конечно, фотографировать всегда нужно с душой и для души.

Я уверена, что самые лучшие фотографии – это кадры с искренними и чистыми чувствами, улыбками на лице.

В 15 лет я устроилась на работу в модельное агентство, чтобы получить опыт. Меня поразила плохая организация и несоответствие моим представлениям.  Поэтому, получив из зарплаты только опыт, решила создать своё модельное агентство, где всё будет честно.

О человеческом долге

Весной прошлого года мне пришло сообщение в direct в Instagram, какие я даже просматриваю не всегда. Это было предложение о сотрудничестве от Дины Эшалиевой, директора и основателя фонда родителей детей с синдромом Дауна. Это случайность, которая повернула наши судьбы.

Первая мысль в голове: «да», хотя на самом деле к тому моменту я не знала, что делать дальше. У меня не было абсолютно никакого опыта в организации мероприятий, на самом деле, даже показов моды. На первую встречу с Диной в «солнечный» домик я накрасилась, собрала волосы и одела каблук, чтобы выглядеть постарше и поважнее.

Перед тем как открыть дверь и увидеть детей с синдромом Дауна, внутри было волнение, я не знала точно, какие они и как себя лучше вести. Мы сделали набросок плана мероприятия и принялись за дело. Когда я осознала, какая на мне ответственность, в голове невольно возник вопрос: «За что ты берёшься? Как ты это осилишь? Ты же почти ничего не знаешь».

Но я поняла, что никакого особенного подхода к таким детям нет. Они так же балуются и радуются жизни, их также можно уговаривать, мотивировать. Мы с командой, когда приходим на репетиции, сначала всех обнимаем, спрашиваем: как дела? Этим детям очень нужна любовь и вера в них. Также, как и всем остальным.

Я помню наш первый показ моды, когда мама стояла в толпе возле подиума, по которому дебютировали “солнечные” детишки, смотрела на меня и плакала слезами счастья. В этой суете и громкой музыке для меня в тот момент наступила немая пауза, меня переполняли чувства и не было ни одной мысли в голове, я смотрела на маму и тоже лила слёзы.

Работа с «солнечными» детьми – это для меня просто человеческий долг. Шанс сделать чью-то жизнь лучше. Я делаю это по большому зову сердца и успела полюбить каждого из этих детей.

Они очень способные и талантливые, в их глазах только самые искренние и чистые эмоции. А после наших мероприятий изменилось отношение к ним и к самому синдрому Дауна у нас в стране. Детей берут в обычные школы и детские садики. Их водят на развивающие курсы, учат петь и танцевать.

О негативе

Мне очень не нравится, когда из благотворительности пытаются сделать коммерцию. Когда совершая простой человеческий долг хвастаются всем об этом и пытаются стать за счёт этого более уважаемыми. Зачастую, такие люди делают меньше всего.

Я сталкивалась негативным отношением к таким детям и к тому, чем мы занимаемся. Никакой обиды и оскорбления не возникает в таких ситуациях, просто жаль, некоторые люди, кажется, плохо понимают эту жизнь. Но слава Богу, таких случаев были единицы! Встречаются порой очень необразованные люди, которые считают что синдром Дауна – это болезнь, которую лечат или что если ребёнок с синдромом Дауна, то он из неблагополучной семьи. Но все не так, это мифы.

О возрасте и свободе

Я давно забыла свой возраст. Поняла, что нет смысла ставить себе рамки и жить по своим годам. В мире итак всё слишком ограничено, мало свободы выбора: сначала садик, потом школа, потом университет. Я не думаю, что это очень правильно.

Мне кажется, к каждому человеку, особенно к ребёнку, нужен особенный подход и творческое развитие – именно том направлении, в котором хочет он. Тогда в мире будет снова много великих людей.

Любовь – это та эмоция, которая дает мне энергию, чтобы творить. Когда любишь каждый сантиметр Вселенной и себя, прекрасно понимаешь для чего ты в этом мире, то избавляешься от страхов и не боишься сделать шаг вперёд.

А еще меня очень раззадоривают моменты, когда мои знакомые и друзья удивляются моим планам и не верят в мои достижения, мне это очень льстит.

Я считаю себя абсолютно свободной. Всегда делаю только то, что хочу и так, как хочу. Это очень важное умение, потому что, если ты сам не будешь исполнять свои желания, судьба тебе не поможет.

Я ощущаю себя просто очень счастливым человеком. Энергия моих чувств позволяет мне придумывать и двигаться вперёд без сомнений. Стараюсь быть хорошей дочкой и очень хочу, чтобы мои родители мной гордились. У меня есть цель и планы на каждый день, поэтому просыпаюсь с улыбкой и стараюсь не тратить время зря ни одного дня в неделю.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться

Добавить комментарий