Экономист: Кыргызстан уже не сможет без внешних вливаний

При этом, эксперты уверены, что остановить госдолг на отметке в 56% к ВВП однозначно не удастся. Тем более, что МВФ располагает данными, по которым Кыргызстан давно перешагнул порог в 60%

Минфин страны вынес на общественное обсуждение проект Стратегии управления госдолгом КР на 2017-2019 годы. Согласно инициативе ведомства, задолженность страны в эти пару лет не должна превышать 56% к ВВП.

«Стратегия представляет собой среднесрочный план мероприятий правительства, нацеленных на: обеспечение потребностей правительства в финансировании посредством привлечения заемных средств при возможно наименьших затратах и разумных рисках; развитие рынка государственных ценных бумаг; поддержание устойчивости долга КР», – говорится в документе.

Однако, согласно международным оценкам, объем внешнего долга страны на январь 2017 года превысил 60 процентов к ВВП. К тому же за последние 5 лет сам госдолг вырос на 40%. Хотя отечественный Минфин уверен, что объем внешнего долга в Кыргызстане составляет 57,6 процентов к прогнозному ВВП и сложился в сумме около 4 млрд. долларов США.

Надо отметить, что у нашей страны наиболее высокий уровень внешних заимствований среди стран Центральной Азии. Например, у  Казахстана его сумма достигает 20 процентов ВВП, Узбекистана — около 15, а у Таджикистана – 45%. Да и Международный валютный фонд – главный регулятор по «выбиванию» долгов у государства – несмотря на радужные цифры Минфина, располагает более высокими цифрами и уже давал Кыргызстану предписания жить скромнее и сократить расходы.

При этом экономист Асылбек Аюпов пояснил, что цифра в 60% от ВВП весьма условна.

“В развитых странах госдолг значительно превышает отметку ВВП. Однако к этому вопросу надо подходить с точки зрения развития экономики и годового уровня дохода и ВВП. Насколько мне известно, в 2018 году доходы в республиканский бюджет Кыргызстана значительно сократятся. И дефицит госказны может дойти до 25 млрд сомов. Это связано с кризисными явлениями, как в мировой экономике, так и в ЕАЭС. И наша страна еще почувствует их в полной мере. Однако власти настолько привыкли гасить социально значимые статьи бюджета с помощью долговых вливаний, что даже не пытаются продумать последствия таких займов”, – считает Аюпов.

По мнению экономиста Дениса Бердакова, независимо от цифр Минфина или международных организаций, такой долг мы, скорее всего, не сможем выплатить, так как он превышает текущие доходы страны от всех налогов вместе взятых.

«Но не надо забывать и тот факт, что в подобном нам процентном соотношении, а то и более, живут почти все страны мира. У нас же он лишь доходит до критической отметки. И мы находимся в зоне опасений МВФ. Но на данный момент такова наша экономическая модель. Если до 2013 года наши доходы и экономика базировались на «Дордое», швейном производстве и переводах мигрантов, то после 2013 года она начала рушиться. Поэтому ее вынуждены были переориентировать на переводы мигрантов и постоянные заимствования. Именно на этих двух потоках сейчас и выстраивается государственная политика выживания населения. К тому же от наличия грантов и кредитов зависит и вся госсистема в целом. Поэтому на подобные кредиты, в основном льготные, строится инфраструктура, идет поддержание бюджета, а 30-40% оседает в карманах чиновников”, – подчеркнул Бердаков.

Экономист уверен, что без внешних вливаний вся государственная система попросту рухнет.

«Более того, экономическая модель КР не ориентирована на рост, а лишь сидит на «донорской почке», которой требуется постоянная подпитка. Независимо от того, сколько процентов уже будет к ВВП, и удержатся на этой отметке вряд ли удастся. Так как мы банально не сможем развиваться из-за того, что нас будут тянуть вниз старые долги. А без новых денег у нас попросту ничего не получится.  Поэтому сейчас мы оказались в подобие замкнутого круга, из которого нет выхода», – подытожил Бердаков.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться

Добавить комментарий