бездомный-политолог

Бездомный в Бишкеке о милиции, работе и политике

Нурлан уже одиннадцать лет бездомный и живёт на улице в Бишкеке. Без документов, родственников, постоянной работы он бродит по определённому району города. Сам он называет себя бомжом.

Он рассказал, как очутился на улице, чем зарабатывает и описал политическую картину Кыргызстана. 

Сейчас 35-летний Нурлан живёт около труб отопления в одном из районов Бишкека. Жильё он делит с другими бездомными. В столицу он приехал 12 лет назад из Узгена, где сгорел его дом и все документы. На последние деньги он добрался до Бишкека, где жил его родственник.

Все беды в один момент

– Я очень надеялся на помощь дяди, но он жил бедно, сидел без работы, к тому же сильно болел. Позже дядя умер, квартиру продали его дети, а меня выгнали.

У меня даже не было документов. Некуда было идти. Вот так в один момент я стал бомжом.

Возвращаться в Узген было бессмысленно, да и к не кому. Помню первый день своей новой жизни – заночевал я тогда в парке на скамейке, ещё лето было. Утром милиционеры подошли, а я без документов, и, конечно, в камеру. Потом не знали что делать и отпустили. Лучше бы я там и жил.

Поплёлся я по дороге, город-то я плохо знал тогда, вот и забрёл куда-то. А там сидели люди. Разговорились, оказалось тоже бездомные. Ну, решил я с ними держаться. И до сих пор так.

жильё Нурлана

Сами понимаете, без документов на работу не берут. Но я всё же то там мешки перетащу, то тут помогу мебель в квартиру поднять. Хоть немного, но деньги были.

Позже уже на станцию технического обслуживания (СТО) устроился, я ведь механик. Но потом ушёл. Как-то косо там смотрели остальные на меня.

Да, я пью водку, мне можно. Потом бутылки сдаём, а их по городу ещё много, так что на хлеб можно набрать.

Проснулся – а уже в камере

Я из своего района не ухожу. Тут участковый уже меня записал, места сдачи бутылок своё. А ещё подрабатываю на СТО, но меня просят приходить не так часто, а то ведь их проверяют, могут увидеть меня (в лицо уже многие милиционеры знают). По закону я понимаю, что опасно для них, но они по-человечески помогают, как могут. Когда много заработаю, я угощаю своих друзей. Мы как семья уже.

Часто пью и засыпаю в одном месте, а просыпаюсь в камере. Оказывается, ночью милиционеры ходят по улицам, находят нас и отправляют к себе. В одной камере сразу несколько людей просыпается. Каждый раз когда возвращаюсь “домой”, друзья говорят: “а мы думали, ты сдох”. Конечно, в шутку. У них такая же история.

Бывает, что просто сажают в камеру. Их [милиционеров] понять можно, надо же работать. Раньше не сопротивлялся, а сейчас надоедает это.

Нурлан и участковый

Власть меняется, а народ тот же

Что при Бакиеве, что при других – ничего нового. Посмотри на меня – до сих пор бомж. Я уже привык. Думаешь, власть поменяется и всё зашибись будет? Проблемы-то те же у народа. Раньше хоть цены были ниже, легче было. А потом началась заваруха. Сидели мы на одном месте только, никуда не ходили. Даже участковые редко приходили.

Документы эти ещё нужны. А что, так не видно, что я человек? Обязательно бумажку надо показывать? Одно радует, что еду без этого продают.

Политика у нас странная – между собой что-то решают, меряются кошельками, связями, бизнесом, да всем, чем только можно. А как срок для этого заканчивается, тут же к людям бегут – “голосуйте за меня”. Они такие же люди, как и все, но забывают об этом часто.

Иногда депутаты сами приезжают туда, где бездомные сидят. К нам тоже два раза приезжали, деньги давали, продукты. Всем не раздашь, понимаю. Есть такие, кто реально изменить хочет страну, но им не дают этого сделать.

А систему как поменяешь? Конечно, лучше было бы, если бы политики вообще не было, а люди более человечными стали. Как говорят там: денег нет? Я бы не сказал – посмотри какие дома, машины, все понтуются, как только могут. Просто выгоднее держать при деньгах определённое число людей, чем распределить эти деньги среди всех.


Эта беседа происходила в милицейском бусике по дороге от места обитания Нурлана до приюта для бездомных. Он считал, что его и остальных бездомных в машине везут в отделение милиции, где снова посадят в камеру, поэтому удивился по прибытии. Ему рассказали, что в приюте он может жить, сколько хочет и взять своих друзей сюда. Их будут кормить и выделят кровать. 

Чуть позже участковый сказал, что скорее всего Нурлан отсюда сбежит, так как в приюте запрещено пить алкоголь. Таких случаев с другими бездомными много.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться

Один комментарий на “Бездомный в Бишкеке о милиции, работе и политике”

Добавить комментарий