«Элитки» коммерческого секса Кыргызстана. Откровение №1

В Кыргызстане проституция не карается Уголовным кодексом. Получить срок можно лишь за организацию притона и вовлечение в занятие проституцией. Серьезной административной ответственности для самих представительниц коммерческого секса в республике, в отличие, например, от тех же России и Казахстана, нет. Более того, чтобы доказать факт проституции кыргызстанские милиционеры должны собрать всю необходимую информацию на человека, включая фото и видео, и передать её в суд. А это практически нереально. Поэтому, неудивительно, что «ночные бабочки» чувствуют себя крайне вольготно. Единственное, что стоит надежным заслоном для их откровенной деятельности – общественно-моральное порицание, подчас работающие лучше, чем нормы законодательства.

Большинство «жриц любви», к последней имеющие минимальное отношение, обитают в гостиницах и саунах, некоторые работают по заказу через объявление. Но неизменно делятся они на две категории – те, кого привели в «профессию» перипетии судьбы, и любительницы относительно легких денег.

Покаяний не будет

Аида (имя изменено по просьбе автора – прим. ред.) работает элитной проституткой уже два года. И, по словам девушки, не видит в этой работе ничего пагубного. Ей 25 и за ночь она обслуживает около 3-5 клиентов. Час ее секс-услуг обходится в 100 долларов. При том, она сразу оговорилась, что не собирается «каяться и сетовать на несчастную долю».

«Это не так. Мне удобно, комфортно и выгодно работать в этой сфере. Вот вы сколько получается за месяц? Уверяю, что вероятнее всего, это мой «оклад» за одну ночь. И пока вы задыхаетесь в душном офисе и бегаете на интервью, я отдыхаю в прекрасных отелях, дорогих саунах, пью хорошие напитки и ем деликатесы, щедро предоставленные мне клиентами. И кому из нас плохо? — обращается Аида ко мне, журналисту. – Конечно, мне приходится платить за все своим телом. Но трахаются все – кто-то «по любви» с прыщавым офисным планктоном, да еще и с минимальными шансами на оргазм, а кто-то после вкуснейшего обеда, элитного алкоголя и за приличное вознаграждение».

Про стареющих «папиков» и «мажоров»

Клиенты девушки обычно олигархи, систематически гуляющие от своих ухоженных, но безмерно надоевших и стареющих жен, а также просто желающие разлечься «мажоры». Молодых среди «пользователей» коммерческого секса очень мало. Основная часть – 45-50-летние «папики».

«Порой это очень смешно, так как с избытком веса, которым они почти всегда страдают, платить деньги за секс, который они не могут «поддержать», выглядит иронично. Приходится врать и жалеть этих старых, но в эти моменты, еще более щедрых импотентов. Многие просто напиваются, рассказывают про жен-истеричек и капризных детей, гладят все это время по коленке, платят и уходят. Бывают и те, кто пользуется, но затем отказывается платить. Эти наиболее склоны к различным извращениям и побоям», — продолжает свой рассказ Аида.

50 оттенков продажной любви

И, как говорит девушка, в последние годы стало все чаще любителей подобной нестандартной любви. Возможно, причина в доступности подобного видео в интернете, огромном числе желающих поживиться за счет «папика» с помощью секса или просто «опреснение» постельных утех под старость. Конечно, каждая «девочка» решает сама: идти или нет на подобный шаг. Но все же можно отказаться в отличие от «низших» уличных коллег по цеху.

«Согласие на извращение увеличивает цену на услуги вдвое. Поэтому соглашаюсь на них лишь при крайней нужде, что бывает редко, либо при отсутствии клиентов. Так как порой это весьма чревато для внешности – в разгар эйфории клиенты мало отдают отчет своим действиям. А внешность и ухоженность в нашей профессии – все!» – напомнила Аида.

Красоты много не бывает

В неделю представительница коммерческого секса с такими расценками зарабатывает 1,5-2 тыс. долларов. Однако почти четверть этой суммы уходит на салоны красоты, косметологов, наряды.

«Маникюр, визаж, ламинирование волос, дорогое белье – неизменные атрибуты нашей работы. Чем выше статус, тем выше требования. За одно посещение салона мы можем потратить до 10 тысяч сомов, то есть месячный оклад учительницы в школе. К тому же, у меня неплохая автомашина, изысканные фрукты в любой сезон и красная икра в холодильнике.

Правда, приходится часто обследоваться у венеролога, но за все это время я болела лишь раз. К тому же, на определенные мероприятия мы хотим с нашим клиентами в качестве эскорта-спутницы. Более того, у меня есть еще и спонсор-бизнесмен, который приезжает ко мне пару раз в неделю и дает на расходы неплохие деньги. Конечно, он не знает, что я обслуживаю и других мужчин. Моя задача – создать впечатление, что он единственный», — усмехается Аида.

Проститутка? Нет — бизнесмен!

Родители и друзья тоже не знают, чем занимается «ночная бабочка». Думают, что она работает в бизнесе. А вот на вопрос о том, планирует ли «элитка» когда-нибудь выйти замуж, она ответила уклончиво.

«Замуж? Когда-нибудь, возможно. Но зачем? Женщины выходят замуж, чтобы получить в основном финансовую поддержку или по любви. Я зарабатываю столько, что многим мужчинам даже не снилось, а в любовь я не верю – издержки профессии. Конечно, остаются дети. Но думать об этом мне пока рано. Я свободна и делаю, что хочу», — отрезала собеседница.

Бизнес, ломающий судьбы

В конце разговора она, то ли испугавшись своих откровений, то ли конкуренции, добавила, что многим этот «скромный» бизнес «не по зубам».

«Элитными становятся не все. А вот ломаются многие. Тем более, что скатиться по иерархической лестнице здесь легко. И хотя дверь почти всегда из нашей профессии открыта, уходят единицы. Даже те, у кого получается создать бизнес, привыкли к «быстрым» деньгам и практически не умеют работать другими местами. Поэтому зачастую встречают старость либо «мамкой» притона, либо стоя вдоль трассы. Но меня, я думаю, такая учесть не ждет. Если только «мамкой» элитной сауны…» — подытожила валютница Аида.

Как относиться к проституции – личное дело каждого. Но стоит помнить, что закон и милиция против подобных фактов. И увлекшись историей «начинающей» представительницы коммерческого секса стоит помнить, что искалеченных судеб в этой «древней профессии» масса, счастливых – единицы.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться

Добавить комментарий